16:46 

О "времечке"

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Ну, еще кусок. Я решила не тянуть Мориона за косу и заканчивать как есть. Писанина выходит на финишную прямую))
Морион плел венок из ландышей и каких то светлых колосков. Не отвлекаясь от дороги, почти машинально. Длинные ловкие пальцы двигались четко и уверенно и взгляд Лерды невольно на них останавливался. Мори редко снимал перчатки и, по мнению девушки, совершенно зря. Такие руки стоило показывать. Измененные тренировками и сражениями, с давно затвердевшими мозолями и чересчур коротко обрезанными ногтями, они всё равно были очень красивы. Тонкие длинные пальцы, узкие запястья, небольшая, даже пожалуй чересчур небольшая, меньше человеческой, вытянутая ладонь. Наверняка дело в эльфийской крови. Для человека такие пропорции были просто невозможны.
- Скажи, Лерда, ты в последнее время часто пользуешься своим даром? - он не глядя сорвал еще один цветок.
- Каким?! - девушка вздрогнула.
- Ясновиденьем. Ты часто в последнее время что-то предчувствуешь?
- Н-нет. Не знаю, не задумывалась как-то. Я не помню когда в последний раз что-то чувствовала.
- Спасибо. Это хорошо.
- Что?
- Я бы даже сказал - замечательно!
Морион рассмеялся и, не отвечая, надел ей на голову законченный венок.
***
Деррик медленно открыл глаза. Подождал немного, пока комната не перестанет двоиться и расплываться. С усилием потер ноющие виски. Связь разумов отчего-то с каждым разом давалась всё трудней. Жаль. Что обычных вестников нельзя использовать - слишком приметные. Будет обидно потерять всё из-за какой-нибудь мелочи.
Новости не радовали, но и не особенно огорчали. С потерянными людьми и уничтоженной плантацией можно и позже разораться, когда основная цель будет достигнута. Маг покосился на статую танцующее существо улыбалось чему-то, не обращая внимания на окружающее. Цель если не всей, то значительной части его жизни даже не подозревала о своей участи. Все же кажущееся бесперспективной блажью увлечение иной раз приносит плоды. Многие его коллеги, узнав то, что он теперь знает, позволили бы живьем содрать с себя кожу, лишь бы поменяться с ним местами. Шанс обрести подобное могущество нельзя упускать.
***
К побережью мы вышли через четыре дня. Море, как обычно, подняло мне настроение. Не моя стихия, я предпочитаю проточную воду или скалы, но рядом с морем всегда чувствуешь особое умиротворение. Огромное, вечное, переменчивое и неизменное. Оно не подавляет своим величием, а принимает и примиряет. Море было стихией самого важного существа в моей жизни и в шуме волн я всегда слышу его голос. Только его море было северным. Седым, холодным. А в этом можно было купаться. Нуу… то есть можно было бы, если бы не Лерда. Смущать её мне совершенно не хотелось.
Девочка, напротив, с каждым днем пути становилась всё мрачнее. В седле она уже держалась вполне уверенно, но от долгих переходов явно уставала. И постоянно думала о чем-то, но о чем не признавалась. То ли о рыцаре грустила, то ли о Звездочке, то ли господина мага вспоминала. Её даже обещание свозить в Ллевельдеил за арфой не обрадовало.
До Перекрестья - деревни, где мы должны были встретиться с Элистаром, оставался всего день пути. Как ни странно, никто из аккуратно расспрашиваемых по дороге людей и живущих в здешних местах с ними бок о бок ундин, ни о каком маге, живущем поблизости не слышал. Для магов это, конечно, не так уж и странно, но мне создавало определенные трудности. Решаемые, конечно. Неприятным способом, но решаемые.
В очередном трактире подавали жареную рыбу десяти видов и шумело море за окнами. Мне сразу понравилась вывеска - акула с кружкой пива в плавнике, улыбающаяся во всю пасть, и хозяйка - молодая, симпатичная ундина, с хитрющими синими глазами. Пару комнат удалось снять без проблем, насчет подогретой воды тоже в конце концов удалось договориться.

Небрежно вытираюсь, стряхиваю воду с волос. Распущенный темный водопад спускается по спине и ягодицам, мокрые кончики щекочут впадинки под коленями. Расчесать всю эту массу – уже задача не из легких, а ухаживать за ними при моей походной жизни и вовсе пытка, но у меня никогда не возникало желания подстричься.
Беру гребень со стола, осторожно разбираю спутавшуюся копну. Волосы свои мне иногда жаль. Такие роскошные черные пряди…Они должны были бы украшать изящную головку смертной красавицы, собираясь в сложнейшие прически и сверкая вплетенными драгоценностями… А не болтаться за спиной у побитого жизнью осколка исчезнувшей расы, стянутыми в весьма небрежную косу.
Рассыпав по спине густую влажную гриву, подхожу к висящему на стене старому зеркалу. Редкая возможность взглянуть на себя без привычных ролей и масок. На то, что от меня осталось, если точнее. Остатки, осколки… жмых. Мой истинный облик вызывает у меня стойкое желание повеситься. Я не вижу в себе красоты. Совсем. Смертные – те да, видят. Привычно засматриваются но очередную танцовщицу-рыцаря-советника-странницу-менестреля, не подозревая, что по меркам своей расы это почти труп…
Тонкая, гладкая как мрамор кожа. Белая. Как снег, как молоко… как панический ужас. В паху, за ушами и вдоль позвоночника ещё остались разводы изначального светлого серебра, но они – лишь грустное напоминание. У людей от переживаний седеют волосы. У Детей Звезды появляются белые пятна на коже.
Кое-где белоснежное убожество пересекают старые шрамы. С левой стороны груди – незадачливый убийца, помнится, был сильно удивлен, когда получившая смертельную рану в сердце жертва вежливо поинтересовалась мотивами преступления. Чуть ниже рёбер - копьё тогда прошло насквозь, задев позвоночник. И на спине – от кнута. Не стоило мне грубить лорду. Даже из-за неприличных намеков с его стороны. И еще несколько мелких, не столь памятных.
Не так много за тысячи лет. Впрочем, на моей душе их оставлено в сотни раз больше.
Провожу пальцами по стеклу. Они очень длинные, даже для «полуэльфа», что в сочетании с маленькой узкой ладонью смотрится почти непропорционально. Когти обрезаны неимоверно давно, ещё и кислотой протравить пришлось, так что теперь они даже не могут принять свою изначальную форму, ломаются и слоятся. Чтобы выжить в этом мире, нужно выглядеть как смертные. Клыки так вообще пришлось стачивать!
Необычного разреза глаза, когда-то темно-темно изумрудные, как гвирейские бериллы, с годами выцвели до серо-зеленых. В сочетании с густыми черными ресницами смотрится жутковато. Радужная оболочка похожа на речной лед – прозрачная, удивительно ровного светлого цвета. Один из самых явных признаков употребления черной пыльцы. На столе уже стоит стакан с порцией этого яда, разведенной в подогретом вине. Когда-нибудь, эта дрянь меня убьет.
Иногда мне кажется, что смерть была бы во всех отношениях лучшим выходом. Редко, обычно я стараюсь о таких вещах не задумываться. Но очень тяжело беспомощно наблюдать, как память о народе Рожденных Звёздой превращается в «дела давно минувшего», в старинные легенды, а затем и просто сказки, которым никто не верит. Память смертных столь коротка!
Впрочем, то, во что превращаюсь я куда более отвратительно. Жалкое, полуразрушенное существо, использующее для познания человеческие наркотики... Это не зависимость, точнее не в том смысле, как её понимают смертные, да и действие пыльцы на мой организм далеко от канонического. Давным-давно, когда отчаянные поиски остатков моего народа потребовали больших сил, чем у меня было, внешние стимуляторы показались единственно возможным выходом. А после того как последняя надежда оставила меня, как-то неожиданно выяснилось что беседовать с миром у меня больше не получается. Я всё еще слышу его, но он не воспринимает мои вопросы. Только и остается, что пытаться исправлять то, на что у меня еще хватает сил.
Оставив в покое гребень и зеркало, отхожу к столу. Комната на постоялом дворе – не самое лучшее место для самокопания! Особенно перед тем, что мне сейчас предстоит. Искренне ненавижу эту процедуру, прибегаю к ней в самых крайних случаях. Только когда на кону стоит не только моя жизнь.
Касаюсь кончиком пальца грани кристалла. Протягиваю руку к стакану с зельем, любуясь меленько дрожащими пальцами. Мерзость какая!
Решительно подношу стакан к губам и опрокидываю залпом. Прохладная жидкость жжет губы и горло, но это уже не важно. Волна судорог прокатывается по телу. Где-то внутри грудной клетки сворачивается трепещущим узлом напряжение. Звуки… запахи… Я отчетливо слышу малейший шорох, ощущаю каждую пядь комнаты, каждый предмет, как будто бы он часть моего тела… Картинка перед глазами расплывается, чтобы через мгновение собраться, как мозаика, в удивительнейшее и прекраснейшее полотно. Воздух пронизан лентами разноцветного тумана, они сплетаются, текут, подрагивают, переливаясь гроздьями огоньков. Истинное лицо этого мира. Невозможно отвести взгляд, невозможно даже помыслить о том, чтобы как-то нарушить эту красоту. На самом деле все эти перемены только в моем разуме. Мир остался все тем же, точка зрения поменялась. Вещи светятся ровно и неярко, живые существа горят разноцветным, ежесекундно меняющимся пламенем. Ленты и нити между ними – связи. Более светлые – те, что существуют здесь и сейчас. Темные, малозаметные – те, что тянутся из прошлого. Все в этом мире хранит память и невозможно не оставить своего следа на предмете, к которому хоть раз прикоснулся. Эти цепи живут в настоящем и тянутся из прошлого, они опутывают мир, переплетаются, составляя бескрайнее полотно. Протягиваю руку к ближайшему огоньку. Только бы не повредить! Порвав связь, лишаешь этот мир какой-то важной детали. Жаль, что маги этого не понимают, калеча реальность ради собственной выгоды. Перебираю идущие от него нити, пока не нахожу нужную. Устремляюсь по ней к далекому огоньку чужой сущности. Господин маг брал в руки её кристалл, Лерда мне сама говорила.
Знание врывается в меня через кожу. Четкое, яркое, предельно болезненное. Я знаю, где искать мага, до нескольких шагов могу указать место, почти слышу, что он в данный момент думает.
Дерганье в груди становится нестерпимым, а затем затихает. Вынырнув на обычный уровень восприятия, судорожно хватаю ртом воздух. Приторно теплый воздух жилья, не способный помочь…
Пошатываясь, подхожу к окну, распахиваю створки. Прохладный, пахнущий солью и водорослями ветер оглаживает покрытую испариной кожу. Живой, настоящий ветер. Ночью будет шторм… Запрокидываю голову, пытаясь унять катящиеся из глаз слезы. Мерзость-мерзость-мерзость! Когда-нибудь я сойду с ума от ненависти к себе. Да, люди такого определенно не испытывают…
Кстати о людях. Одна достойная представительница этого невоспитанного племени как раз проскользнула в комнату вместе с моим ужином.
- Мори, я…ой! – так тебе и надо, впредь стучаться будешь! Осторожно кошусь через плечо – ну так и есть! Замерла на пороге, в поднос вцепилась как утопающая, а мордашка красная-а… как будто сквозь волосы хоть что-то интересное просвечивает! Удивительно, как она вообще поняла, что на мне одежды нет. Чутье что ли?
- Выйди, ребенок! – пришлось повторить это дважды, прежде чем Леренва соизволила отреагировать. Сглотнула, еще больше покраснела и растеряно посмотрела на поднос.
- На стол поставь! – не оборачиваясь, терпеливо жду, когда она расставит тарелки. Долго жду. Наконец, Лерда справляется с трясущимися руками, и, закончив, нерешительно останавливается у стола.
- Мори… я тут… ну… - Интересно, если обернусь, её удар хватит?
- Брысь, тебе сказано!
Торопливые, обиженные шаги, звук хлопнувшей двери. Задыхаясь от хохота, сползаю на пол. Кажется у меня истерика.
Н-да, ситуация – хуже некуда. А главное – не объяснишь ведь этой дурехе, что ответить на её пылкие чувства я не смогу по чисто физиологическим причинам.
Кусок, кстати, в чем-то исторический. В нем эпизод, который я первым вообще про этого героя написала.

@темы: "Время Звёзд", Творчество

URL
Комментарии
2011-07-16 в 12:20 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Жааалко его!

2011-07-17 в 10:05 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Лайверин еще не жалко, жалко будет части через три))

URL
2011-07-21 в 20:49 

Mritty
Вот это казус :-)

2011-07-21 в 22:13 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Mritty какой?

URL
2011-07-21 в 23:13 

Mritty
Морихэл, с неловкой ситуацией, какой же еще?

2011-07-21 в 23:20 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Mritty А. ну сама виновата))

URL
2011-07-21 в 23:26 

Mritty
Морихэл, все равно, несчастны те, кто получает то, чего хочет :-)

2011-07-30 в 01:53 

Siegfried Kiercheis
"Где-то на краю моих скитаний, где-то в глубине моей души, на перроне встреч и расставаний растерялись все мои мечты"(с)\ "Что мне стихи - коль не о тебе, что мне печаль - коль не о тебе, что мне секунда - коль вечен шаг?"(с)\
Морихэл Грустно, но красиво!

2011-07-30 в 01:57 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Kanafinwe Еще не грустно! Дальше хуже будет.))) Спасибо.
Но у этой вещи очень много отрывков, а более-менее целиком она на Самиздате выложена.

URL
2011-07-30 в 02:15 

Siegfried Kiercheis
"Где-то на краю моих скитаний, где-то в глубине моей души, на перроне встреч и расставаний растерялись все мои мечты"(с)\ "Что мне стихи - коль не о тебе, что мне печаль - коль не о тебе, что мне секунда - коль вечен шаг?"(с)\
Морихэл Всё ясно! Бедный эльф, подсевший на наркотики...:depress:

2011-07-30 в 02:26 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Kanafinwe Кхм... оно не эльф, на на наркотиках не сидит и на данный момент еще с деньгами.)) (Правда они ему пока не понадобятся.)

URL
2011-07-30 в 15:52 

Siegfried Kiercheis
"Где-то на краю моих скитаний, где-то в глубине моей души, на перроне встреч и расставаний растерялись все мои мечты"(с)\ "Что мне стихи - коль не о тебе, что мне печаль - коль не о тебе, что мне секунда - коль вечен шаг?"(с)\
Ясно! Как я понимаю, это таки ангст.

2011-07-30 в 15:59 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Kanafinwe *задумчиво почесав нос* это таки фэнтези. скажем так.))

URL
2011-07-30 в 16:19 

Siegfried Kiercheis
"Где-то на краю моих скитаний, где-то в глубине моей души, на перроне встреч и расставаний растерялись все мои мечты"(с)\ "Что мне стихи - коль не о тебе, что мне печаль - коль не о тебе, что мне секунда - коль вечен шаг?"(с)\
Морихэл Я так и понял. Но персонаж весьма склонен к страданиям и философствованию. Так? Мне отчего-то думается, что ему пошло бы быть некромантом или кем-то наподобие.

2011-07-30 в 16:33 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Kanafinwe часть страданий я оттуда уже убрала.) Эпизод писался давно, может, еще переделаю.)) А у персонажа судьба трагичная и автор жестокий))

URL
2011-07-30 в 20:22 

Siegfried Kiercheis
"Где-то на краю моих скитаний, где-то в глубине моей души, на перроне встреч и расставаний растерялись все мои мечты"(с)\ "Что мне стихи - коль не о тебе, что мне печаль - коль не о тебе, что мне секунда - коль вечен шаг?"(с)\
Морихэл По-моему, написано очень хорошо. А почему автор жестокий?

2011-07-31 в 17:29 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Kanafinwe Спасибо за комплимент.) А автор действительно жестокий, устроил персонажу кучу проблем одна другой серьезнее.

URL
2011-08-01 в 12:35 

Siegfried Kiercheis
"Где-то на краю моих скитаний, где-то в глубине моей души, на перроне встреч и расставаний растерялись все мои мечты"(с)\ "Что мне стихи - коль не о тебе, что мне печаль - коль не о тебе, что мне секунда - коль вечен шаг?"(с)\
Морихэл Бывает. Лично я являюсь сторонником принципа, что автор должен и как-то подталкивать персонажа к решению оных.:)

   

Нора под корнями дуба

главная