12:17 

О "времечке"

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Первый миг жизни. Самое яркое, самое главное, самое дорогое воспоминание. Дети Звезды помнят свою жизнь с первого мгновения. Странное ощущение. Секунду назад тебя не было. Была вода. И камень. И холодный свет переплетшихся коконом нитей. Что-то мертвое, не способное мыслить и чувствовать. Не ты. И вот ты существуешь. У тебя есть тело, есть органы чувств, ты слышишь и видишь, чувствуешь холод… И ты кричишь, не в силах справиться с этим наплывом ощущений, не в силах осознать сразу все. Я до сих пор считаю, что новорожденные кричат именно из-за этого.
Потом были жесткие горячие руки, тихий голос, шепчущий что-то бессмысленно-успокаивающее, сухой просторный плащ, в обернутый вокруг моего только что вынутого из воды тела…
Того, кто меня разбудил, звали Эссин. И только Звезднорожденные могут произнести это так, чтобы почувствовать сухой холодный ветер и увидеть лунный отблеск на лезвии клинка. А мне было даровано имя Ориндэль. И только Дети Звезды могут услышать в нем холод сырого камня и мерное капанье воды.
Эссин. Нэс’саэ. Это слово можно перевести только приблизительно. Разбудивший? Родитель? Наставник? В нем все это и плюс то, чему у смертных просто нет названия. Тот, кто даровал тебе подлинную жизнь и должен хранить её. Тот, кто делится знаниями об этом мире и помогает найти место в нем. Учит, оберегает и защищает. У моего нэс’саэ были длинные серебристо-пепельные волосы и сине-синие глаза, и сильные руки воина с чуть тронутыми белым кончиками пальцев, и хрипловатый голос, и запах ванили окутывал его невесомой дымкой… Несмотря на прошедшие годы, я помню его со всей четкостью. Резкость и сила, четкое знание своих целей, и почти вечный мужской образ – развитое тренировками тело совсем не было похоже на женское. Отношения между наставником и разбуженным, наверное, самые близкие из тех, что возможны среди нас. С той секунды как один находит другого. Точнее, не так. Эссин нашел то, что колдуны теперь называют Источником Магии. Место, где сила, составляющая этот мир, собирается водоворотом и может воплотиться в красоту. В Дитя Звезды. И другой Звезднорожденный может разбудить его и стать его нэс’саэ. Мне так и не пришлось узнать, каково это.
Место, где мне довелось появиться на свет, было маленьким подземным озером с россыпью драгоценных кристаллов на дне. В пещере рядом с ним мы и провели следующий день. Сидели у костра… помню, как мне хотелось прикоснуться к этому красивому существу, и как было обидно, когда оно оказалось таким кусачим.
Эссин кормит меня с рук кусочками жареной рыбы и улыбается... А я, с любопытством истинного новорожденного, ощупываю его лицо, волосы, одежду… пытаюсь исследовать окружающее помещение, но оно слишком велико, а я еще не умею оценивать расстояния и не могу толком передвигаться. Протягиваю руку и не понимаю, почему она не всегда касается стены…
А потом был вечер. И звезды, и ветер на коже, и целый мир, который мне предстояло познавать. Впрочем, слова «звезды», «ветер» и «мир» мне довелось узнать гораздо позже.
Мы моим нэс’сайэ были вместе ровно сто шестьдесят семь лет. Путешествовали, открывали для себя что-то новое… я в мире, Эссин – во мне… Потом мне пришло время искать свой путь в жизни. Еще спустя триста лет следы звездного воина окончательно потерялись, а его безуспешные поиски обелили мне руки до самых запястий.
Я не знаю, что с ним произошло. Сны о нем приходят, когда мне страшно.

***
Холодно. Прикосновение ледяного воздуха к обнаженной коже было моим первым ощущением от места, где довелось очнуться. И его хватило, чтобы заставить меня покрыться испариной. Привычка скрывать свое тело под одеждой укоренилась столь глубоко, что состояние обнаженности мгновенно вызывает сильнейшую панику. Мое тело не должны видеть смертные. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.
Впервые в жизни мне нечем спрятать свою сущность… меня лишили всех моих масок.
Мутило, болела голова, все тело ощущалось каким-то не своим. Веки удалось приподнять далеко не с первой попытки. Потолок кружился и расплывался, перед глазами стояла белесая муть…
- А ты быстро восстанавливаешься! – в поле зрения замаячила какая-то тень, - От такой дозы сонного порошка любой другой до конца десятидневья не проснулся бы.
Лица не разобрать, но голос мне не знаком. Маг? Дергаюсь в попытке ударить его, но поднятая рука бессильно валится обратно.
- Бессмысленно. – Я не могу увидеть выражение его лица, но в голосе однозначно довольство. – Наркотик будет действовать еще несколько дней.
Теплые влажные пальцы пробежались по моему телу. От горла вниз, по груди. Застыли на животе. Содрогаюсь от омерзения.
- Как кукла… поверить не могу! Я так долго искал тебя! Звезднорожденный… или звезднорожденная?
- Предпочитаю звезднорожденный… - во рту сухость, губы и язык почти не слушаются.
- Да? Забавно, насколько мне известно, ты с равной частотой используешь и женские и мужские имена, – он говорит быстро, немного невнятно, словно спешит поделиться какой-то безумно радостной вестью, - Морион-полуэльф, Морвена-странница, Орин ас’Шенгреил, Небесная Жемчужина Айфир… Я проследил твою жизнь на несколько столетий назад. На всю, конечно, лишь самые яркие образы. Но и этого хватило. Я так долго искал… Когда я увидел портрет основателя рода астайе Шенгреила, я глазам своим не поверил! Черты лица, пальцы, форма черепа - последний из Звезднорожденных! Я был просто обязан найти тебя!
- Зачем? – меня бьет крупная дрожь.
- Ради моей жизни! – истерическое возбуждение в голосе мага уже просто пугает. Чуть дрожащая ладонь вновь заскользила по моей коже, – Вы настолько наполнены силой, что, с помощью Дитя Звезды можно стереть с себя все заклинания! Вернуться к истоку!
Самое страшное – я знаю, что он имеет в виду. «Почти вечная» молодость магов таит в себе ловушку. Чем старше становится чародей, тем больше сил тратится на её поддержание. С каждым вырванным у времени годом заклинания становятся все сложнее, изощрение, и, в конце концов, у мага просто не остается сил ни на что другое.
- Убив?
- Нужен ритуал. Границы. Чтобы собрать силу, заклятия, чтобы её удержать и не погибнуть процессе. Это сложно… требуется несколько дней для подготовки.
- Так значит… - язык не слушается, - Так значит, это вы уничтожили мой народ?
Колдун отдернул руку, словно обжегшись.
- Маги не хотели уничтожать вас целиком. Никто не думал, что так получится. Это всегда было тайной, доступной лишь избранным, самым достойным. Лишь изредка, всего несколько раз в столетие. Мы слишком поздно спохватились…
- Поздно… - резко вскидываю руку к горлу мага. Тут даже сил особых не надо, главное точки нужные найти.
- Не стоит, – он легко поймал меня за запястье, – Не буду спорить, мы очень виноваты перед вами. Даже попрошу прощения, пожалуй. Но пойми, прошлого уже не исправить. Ты бессмысленно доживаешь свои годы, не в силах ничего изменить. И, хм… сам это понимаешь. А я потрачу твою жизнь на благое дело. Мои исследования! Такой шанс выпадает лишь раз! Еще три, а то и пять сотен лет полноценной жизни!
Как же всё это… мелко. И мерзко.
- Будьте вы прокляты.
- Отдыхай. Мне потребуется несколько дней для подготовки ритуала.
Шаги. Стук захлопнувшейся двери. Я остаюсь лежать в темноте, бессмысленно глядя в пространство. Ненавижу-ненавижу-ненавижу! Так просто, ради продления своей никчемной жизни… Твари! Мерзкие, слепые, мертвые твари…
Редкие злые слезы медленно скатываются из глаз, холодя виски. Так просто… так жутко.
***

@темы: "Время Звёзд", Творчество

URL
Комментарии
2011-09-10 в 13:12 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Никто не думал, что так получится. Качество, которое я просто ненавижу в людях. Потребительское отношение к миру плюс искренняя уверенность, что исправлять устроенный бардак должен кто-то другой.
Мориона жалко. Очень.

2011-09-11 в 11:38 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
спасибо.

URL
   

Нора под корнями дуба

главная